Истории
Antoni Vives
Вы не отрезаны от мира, вы находитесь в самом его сердце
Антони Вивес - бывший заместитель мэра Барселоны. Вивес отвечал за стратегии Smart City и Городских инноваций в Барселоне, возглавлял более 10 муниципальных и столичных органов. Сегодня он работает консультантом по развитию, и недавно в свет вышла его книга о Барселоне и ее пути превращения в умный город: «SMART CITY Barcelona: The Catalan Quest to Improve Future Urban Living».

Antoni Vives
Cta.
— Антони, сегодня нередко можно услышать, как города стремятся стать умными, что такое умный город для вас?
— Умный город для меня - это любой город, который использует имеющиеся технологии для улучшения жизни людей и создания возможностей и равенства для всех. Smart city - не о технологиях, а о людях.
— Отлично. Ваша новая книга рассказывает о пути Барселоны к становлению признанным центром инноваций, комфортным и самодостаточным. Как вы думаете, что стало основным фактором успеха, можно ли выделить какой-то один фактор?
— Прежде всего, у нас было очень четкое видение: мы знали, что хотели для города, и мы знали, что хотим как-то повернуться лицом к городу и его центральным ценностями, таким как живость, производительность, культура, творчество, социальный подход, а затем мы хотели создать рабочие места.

Мы думали, что должны сделать ставку на что-то одно, и решили поставить на городскую экономику. Для этого город должен был обновить себя, начать генерировать активность, понимаете? Это долгосрочное видение, длинные долгие успехи. Одним из главных факторов успеха были, конечно, люди, наша команда - сочетание, как и опытных, так и молодых людей, у которых были очень четкие цели, также немаловажную роль сыграло понимание, что нужны и быстрые победы тоже.
— У вас все получилось, это просто фантастика каких результатов добился ваш город. Сейчас вы активно работаете во всем мире, консультируя развивающиеся города. Заметили ли вы какие-то тренды и изменения в управлении городами?
— Да, например, я работаю в Пуне в Индии. Так вот Пуна проделала отличную работу в том, что мы называем умным плейсмейкингом, она тонко сыграла с симбиозом наследия и современности, одно ведь не противоречит другому, и связностью, которую могут принести новые технологии. Но это и понятно: любые инвестиции в человека, человеческий масштаб являются инвестициями, которые работают в городе, которые окупаются. На днях я был в Мюнхене в Германии. Мюнхен сейчас проделывает отличную работу, просто потрясающую. Осло в Норвегии тоже отлично справляется…

Я хочу сказать, что работаю по всему миру, опыт везде разный, но есть и вещи, которые везде одинаковы. Самое важное, это найти видение для города. Есть города, которые имеют сильное видение, но у них нет инструментов для его развития. Это одно, другое, что можно заметить, что потребности у всех разные: то, что будет работать в Индии, не будет работать в Южной Америке, например, в Колумбии, где отсутствует сильная индийская техническая база, хотя у них есть общая потребность избавиться от неравенства и создать рабочие места. Каждый город имеет свой собственный критический путь к успеху и различные возможности.
Каждый город имеет свой собственный критический путь к успеху и различные возможности.
— Как же мы найти этот потенциал города, как разработать видение?
— Это очень хороший вопрос, но его должен задавать я. Мне не нужно приезжать в Астану и рассказывать, кем вы должны быть, я могу вам помочь, потому что у меня есть опыт во многих городах, но вы, особенно вы - молодые люди, решаете, кем хотите быть в долгосрочной перспективе. Не иностранцу нужно принимать такое решение.

Вчера я ехал в Астану, понимая город, как город, который родился вчера. Но это ведь не совсем так: внезапно для себя я обнаружил район старых красивых пятиэтажных зданий сталинской эпохи, которые вам важно сохранить, потому что это часть вашей личности, и они имеют ценность для города, они сомасштабны человеку, вы можете ходить и наслаждаться ими на своей скорости, вам не нужна машина.

Действительно, новая часть Астаны хороша с ее большими парками и просторными площадями, но вам везде нужна машина. Но автомобиль - это XX век, а XXI век возвращается к пешим прогулкам, велосипедам и общественному транспорту.

Держитесь за свое наследие, держитесь его, это то, что делает вас вами, поддерживайте связь города с рекой, не портите набережную, не делайте этого, у вас замечательная река: летом это то, что освежает вас и зимой это самое большое общественное пространство, прекрасное замороженное общественное пространство. Я никогда не видел замерзшую реку, это мой первый раз, и я человек в возрасте, так что представьте себе какая это ценность! Это те ценности, которые вы должны сохранить, и на них вы создаете новые, с помощью университета, который у вас есть, спортивного города, который вы разрабатываете. Держите все части, они должны работать друг с другом.

Что касается конкретных техник, то, разумеется, существует методология. Мы в Барселоне собрали все заинтересованные стороны: НПО, представителей промышленности, академических кругов, сообщества за одним столом и начали размышлять о будущем. У нас был целостный подход с привлечением урбанистов, инженеров и историков – это важно.
— Не знаю, говорили ли вам уже, у Астаны сейчас есть цель развивать креативную экономику. Как лучше всего начать этот процесс?
— Вам нужна критическая масса, это точно, вам нужны люди. Второе, что вам нужно - это идентичность и подлинность. Вы хотите, чтобы Астана стала творческой, а затем копируете катастрофы, которые были созданы где-то в другом месте, и теряете себя, понимаете? Я не хочу называть имен, но есть города, которые являются катастрофами с точки зрения человеческого опыта. У Астаны есть определенные ценности, уже сегодня, чтобы продвигать и привлекать людей здесь жить и творить. Творчество основано на людях, а этим людям нужна экосистема для этого самого творчества. И, конечно, нужны еще тесные отношения с университетами, стартапами, финансовым миром. Вы должны думать о том, почему кто-то, ну не я, я слишком стар, кто-то вроде моих сыновей и дочерей думал бы о переезде, работе и создании в Астане. Подумайте об этом.
— Как вы думаете, как зимний город может соперничать в привлечении талантов с Барселоной, например?
— Ну, Барселона никогда не станет перекрестком шелкового пути и маршрутов из Северной Сибири, например. Никогда. Трудно соревноваться с Барселоной? Но если вы все же хотите превратить Астану в Барселону, то в первую очередь, Астана должна прекратить думать о Барселоне. Подумайте об Астане, вашем контексте, ваших стратегических преимуществах, которые вы можете использовать. Из мелочей, которые я знаю об Астане, например, вы находитесь в центре шелкового пути, у вас хорошая связь с городами южной Сибири - Екатеринбургом, Челябинском. А ведь эти города отчаянно нуждаются в точке опоры, и Астана может стать этой точкой. Вы являетесь столицей огромной страны, на юге старая столица Алматы, на севере большие города России. Подумайте о геостратегической роли, которую вы сможете играть, а затем решите, чем вы хотите быть в итоге. Используйте Барселону как пример, но никогда не пытайтесь ее скопировать.

Это то, что вы, архитекторы, должны подчеркнуть, поэтому я считаю, что эти старые пятиэтажки так важны: прежде всего вы должны защищать то, что у вас есть, и что определяет вас, а затем вы можете развиваться. То чего вы никогда не должны делать, по моему личному мнению, так это копировать. Например, в Катаре есть город Доха, они копируют вещи, небоскребы, и вдруг кто-то в Дохе принял правильное решение построить в сердце Дохи район с традиционной арабской архитектурой. И именно это может помочь переосмыслить арабам сейчас - кто же они.

У вас потрясающая культура, для меня это словно открытие. Это та часть мира, которая была скрыта историей, спрятана Советским Союзом, Российской Империей, Китаем, вы окружены монстрами. Но вдруг вы обнаружите это место, со своей специфической культурой, специфическим языком - языками, абсолютно уникальной кочевой культурой, но в то же время способной создать такое место за двадцать лет. Используйте это. Вы не отрезаны от мира, вы находитесь в самом его сердце.
— Согласна полностью, я думаю, что мы на правильном пути. Давайте поговорим об общественных пространствах: какова роль общественных пространств и городской среды в создании такого города?
— Город определяется общественными пространствами, это первое, что вы видите, это то что определяет, как вы живете, ваш образ жизни.

И в моем понимании, само нахождение в общественном пространстве должно улучшать ваше благополучие. Тут еще важен такой момент: мы всегда должны осознавать, делаем ли мы что-то, чтобы произвести впечатление, или мы строим общественные места для улучшения жизни людей. Это два разных подхода с разными результатами.

Астана - это самый плоский город, который я когда-либо видел, и он должен быть самым пешеходным. Я, например, ясно могу представить Астану, как лучший город для пешеходов, и этого легко достичь.
"...город, который делает ставку на устойчивость, нулевые выбросы, не может иметь автомобильную развязку между домами"
Не так давно в Барселоне мы приняли очень трудное решение снести развязку, самую большую в Барселоне, мы решили ее разрушить, потому что она была в центре города, и это просто бесчеловечно: город, который делает ставку на устойчивость, нулевые выбросы, не может иметь автомобильную развязку между домами, это противоречит нашим ценностям, это подход XX века, это старый подход. Таким образом, новый подход срывает развязку, но, конечно, для этого нам пришлось развернуть огромные исследования о том, как компенсировать тот факт, что мы уменьшаем дорожные полосы, и мы компенсировали это открытием других улиц и оптимизацией общественного транспорта. Но результат потрясающий, развязка стала одним из крупнейших парков Европы. Развязки - это решения прошлого, кто-то здесь должен объяснять людям, которые принимают решения, что всегда есть альтернатива, всегда есть другой путь.

Если у вас проблемы с трафиком, решение - это не добавление еще пары полос.
В Барселоне у нас есть что-то невероятное, нечто созданное не моим поколением, конечно: сетка улиц Серда. Из-за этого в Барселоне никогда не было проблем с дорожным движением, но, надо сказать, что тем не менее нас есть некоторые проблемы с загрязнением, с которыми мы сейчас боремся. Но я думаю, что умный город должен помочь с такими проблемами. Ничего не происходит, если вы не работаете с общественным транспортом.

Возвращаясь к сносу развязки, это проект является частью нашей общей городской стратегии активизации мест: весь город должен быть живым. Старая модель, где есть часть города, где люди только спят после работы в центре, больше не работает. Людям больше нет необходимости постоянно находиться в офисах, мы работаем в неформальных, расслабленных пространствах, а не в офисах, которые обезличены и неудобны. Организации теперь не должны предоставлять работнику бумагу и карандаш и контролировать его, сейчас я не хочу работать, пока кто-то контролирует меня. Мы лучше работаем дома, а потом мы встречаемся в кафе, возможно, где можем быть более креативными, и, если нам нужна более формальная обстановка, мы находим такое место по мере надобности. Это все меняет, и поэтому исторические центры лучше новых, модель XX века - это ошибка. Места для творчества и работы - это те, где мы чувствуем себя комфортно, где у нас есть удобный диван, то есть мы выполняем ту же ответственную работу, но в более спокойной обстановке.
Многие из промышленных объектов были использованы для создания гражданских и социальных центров для сообществ и "лаборатории производства", фаблабы. Заводы, производившие товары, сейчас производят идеи.

Фаблабы, когда мы начали работать над ними, были проектом для умников, для очень особенных людей. Мне это не нравилось, мне нравится идея фаблабов, но я не хотел иметь фаблабы только для специалистов, так что мы превратили их в «лаборатории создания» для всех - пенсионеров, детей, людей, использующих публичные библиотеки.

Есть история, чтобы вы могли понять, как они работают. В один прекрасный день маленький ребенок, бросивший школу, я думаю, ему было лет 12, пришел в центр и, схватив социального работника за руку, сказал: «Я не верю в эти ваши новые технологии, они не помогут создать руку для моей сестры!» Дело в том, что у этого ребенка была трехлетняя сестра, которая родилась без руки. Она посещала местный детский сад. Социальный работник отреагировал очень быстро и сказал: «Я придумаю как ей помочь при одном условии, если ты будешь приходить каждый день и помогать мне». Этот сотрудник работал всю ночь, ища решения, но думал, что больше не увидит этого ребенка, но на следующее утро ребёнок вернулся, и они работали над этим проектом три месяца. И так у девочки, которой сейчас 6 или 7 лет, в начале рассказа ей было 3 года, появилась рука. А этот паренек, которому сейчас 15-16, хотя и не вернулся в школу, прошел профессиональную подготовку и теперь работает в том же фаблабе. Мне кажется стоило инвестировать в общественную сеть фаблабов, хотя бы для этого единственного успеха.
— Прекрасная история. А вот если бы у вас была возможность инвестировать в Астане, что бы вы сделали?
— Если бы у меня было всего 5 тысяч евро для развития здесь, я хотел бы иметь доступ к истории не только Астаны, но и всего региона, я хотел бы иметь приложение и иметь возможность узнать, что происходит в городе.

Если бы у меня было 5 миллионов евро, я бы сделал инвестиции в первое большое пешеходное кольцо. Убедился бы, что вы можете пройти через весь город, ни разу не встретив машину.

Если бы у меня было 50 млн, я бы, с одной стороны, защищал старый центр города, набережную, я бы инвестировал в пару новых городских центров, думая, что будут делать такие люди, как я, когда они приезжают в Астану на 2-3 дня с единственной целью потратить их на отдых и ознакомление с вашей культурой. Я думаю, что в этой области вам еще есть над чем работать. Мне нравится идея спортивного города, может быть, у вас прекрасные театры, но я не вижу их участия в городской жизни, а местная культура очень важна. Я был в Алматы и увидел, что у них есть небольшой музей истории Казахстана, но это столица, у вас может быть больше.

Вы очень молодое общество, молодое во многих отношениях, столица молода, страна молода. Вы очень древний народ, но как страна, вы молоды, и средний возраст людей, которых я встречал здесь, тоже очень молод. Ваша ответственность, счастливая ответственность, определить, кем вы хотите быть через 30-40 лет, это будет наследие, которое вы оставите своим детям. И если вы не подумаете об этом сами, кто-то подумает за вас, и затем не жалуйтесь, что вы не захотели участвовать.
Текст Айгерим Оспанова и Асель Мукашева